«НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК» И ИСЛАМСКИЙ МИР

В общей сложности в 5 исламских странах (Ирак, Нигерия, Афганистан, Пакистан, Сирия) погибли 78% всех человеческих жертв в 2014 году. Если сюда включить Йемен, Сомали, Ливия, Египет, Ливан и других исламских государств, то получится внушительная сумма.

Итак, в поствестфальский период складывается униполярный, но дезорганизованный и запутанный «новый мировой порядок» с гегемонством США. В этой связи, в 1991-году президент США Джордж Буш официально провозгласил, что «лишь Соединенные Штаты обладают необходимой моральной убежденностью и реальными средствами для поддержания «нового мирового порядка». Хотя характерной чертой поствестфальской системы является фрагментарность, хаотичность, высокий уровень конфликтности и некая неопределенность, стратегической задачей гегемона нынешней размытой и лабильной международной системы является установление «нового мирового порядка» с помощью тактики «управляемого хаоса».

В этом контексте все отчетливее формируется новая глобальная политика, которая оказывает отрицательное влияние не только на суверенитет национальных государств. По всему миру идет грандиозная ликвидация суверенитета стран мира, уничтожение национальных государств и расчистка глобальной площадки для переформатирования вселенской империи. Ликвидация суверенных государств осуществляется с помощью слияния государств (Евросоюз), насаждения зависимого марионеточного режима, (в результате «цветных революций») и путем прямой интервенции и оккупации (Ирак, Ливия, Сирия, Йемен). В частности, в результате подобной политики фактически перестали существовать Ирак, Ливия, Сирия, Йемен с общим населением около 100 млн. человек. В результате ликвидации национальных государств, стирания их государственных границ появляются такие квазигосударственные объединения, как «Талибан», ИГИЛ, «Бока харам».

Распад национальных государств в первую очередь касается исламского мира, где идет систематическое разрушение национальных государств. Из-за слабости государственной власти почти в 50% стран исламского мира наблюдается перманентный политический кризис, а в 33% государств исламского мира национальные правительства фактически не контролируют ситуацию в своих странах. Например, в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии, Сомали, Судане, Чаде, Нигере, Нигерии, Западной Сахаре, Палестине и т. д. В около 20 странах исламского мира, где проживают примерно 50% мусульман планеты, произошли или продолжаются вооруженные конфликты. Есть реальная опасность, что волна распада национальных государств исламского мира, начавшаяся с Ближнего Востока, а потом охватившая страны Среднего Востока, перекинется на постсоветские мусульманские страны и дойдет до СУАР, КНР, Восточной части России, в двадцати самых исламизированных регионах в которых проживают около 20 млн. мусульман. И тогда создается реальная возможность для создания четвертого халифата (после Омеядского, Аббасидского и Османского) от Марокко до Урала, как вассальная часть вселенской Неоимперии ХХI века.

Кризис национальных государств и пессимистическая перспектива исламского мира во многом объясняются следующими моментами. Во-первых, это связано с продолжающим распадом социалистического проекта и деструктивной стратегией «управляемого хаоса». По всему видно, что в данное время идет третья волна распада социалистического прошлого. Первой волной была ликвидация мировой социалистической системы, вторая волна – распад СССР. В последние годы идет распад государств «третьего мира», особенно распад некогда социалистически ориентированных мусульманских государств. Как известно, мусульманские страны, включая советские мусульманские республики СССР и 31 зарубежные страны исламского мира, получили различные формы государственности благодаря социалистическому проекту. И без военно-политической, экономической, идеологической, гуманитарной и моральной поддержки социалистической системы молодые национальные государства исламского мира оказались в очень сложном, аморфном положении. Прошло время таких националистически и социалистически ориентированных лидеров, как М. К. Ататюрк, Г. А. Насер, Х. Асад, Я, Арафат, Б. Белла, Х. Бургиба, С. Хусейн, М. Каддафи, З. А. Бхутто, Б. Раббани, А. Ш. Масуд, Г. Хекматьяр и др., хотя многие из них дискредитировали себя. В общем, без крепких корней, соответствующих традиций, харизматичных лидеров и необходимых всенародных поддержек во многих странах мусульманского мира национальное государство оказалось несостоятельным. Во-вторых, во многих исламских странах распад национального государства происходит на фоне дискредитации идеологии позитивного национализма и роста популярности ислама. А, ислам, как известно, по большому счету не приемлет национальность и национальную государственность. Более того, усиливающиеся исламские радикалы считают национальное государство чуждым для ислама и препятствием на пути осуществления основных догматов ислама, то есть создания всемирного халифата. Поскольку они считают единственно возможной формой правления мировой исламской уммой вселенский халифат и, считают национальное государство куда более опасным злом, чем массовые убийства, хаос, голод, бедность, безграмотность. В-третьих, исламский мир подвергается чудовищному сепаратизму и бессмысленной конфронтации.

В условиях «управляемого хаоса» идет открытое и латентное игнорирование ряда международных политико-правовых условий, девальвируется роль и статус международных организаций во главе с ООН, игнорируются их требования. Из-за чего ООН становится таким же недееспособным и неэффективным как Лига Наций накануне второй мировой войны. Ибо, ООН тоже, как Лига Наций, тщетно заседает, принимает какие-то решения, объявляет санкции, и совершает бутафорские акции. Но, все они становятся менее эффективными. Поэтому, как образно выразил З. Бжезинский, «мир, как самолет на автопилоте, устремляется с возрастающей скоростью в неизвестном направлении». Тем самым, мир незаметно и постепенно погружается в мрачную систему бессистемных процессов «управляемого хаоса».

«Управляемый хаос» как тактическое средство породило совершенно новую ситуацию в мировой политике – при относительной стабильности глобальной стратегической обстановки нарастает волна локальных конфликтов внешнего и внутреннего характера. Стремительно распространяются такие новые виды войн, как «гибридная война», «сетевая война», «ассиметричная война», «бесконтактная война», «цветные революции», терроризм, экстремизм, джихадизм, такфиризм и.т.д. Как показывает практика, в условиях войн «управляемого хаоса» ни экономическая мощь, ни наличие многочисленной армии, первоклассного тактического и ядерного оружия не может гарантировать безопасности практически всем континентам, регионам и государствам мира. Поэтому объектами этих войн стала бывшая Югославия, огромная территория «Большого Ближнего Востока», Украина, Кавказ, и даже Европа. Несколько регионов, в том числе и Центральная Азия, находятся под реальной угрозой оказаться ареной следующего этапа «гибридной войны».

Фактически «гибридные войны» становятся новой формой третьей мировой войны. Соответственно, меняется характер современных войн Если до середины XX века 80% всех войн в мире носили межгосударственный характер, то во второй половине XX – в начале XXI века 80% военных действий носят внутригосударственный характер. В том числе, не менее 20% из них можно охарактеризовать как гражданские войны, более 20% как террористические и более 45% как сепаратистские. В результате этих войн, происходят потеря суверенитета, распад и полураспад национальных государств. В результате таких войн, за последние 40 лет погибли более 16 млн. человек – практически столько же, сколько в первой мировой войне. Только в 2014 году в 162 государствах мира, в которых проживают 99,6% населения планеты, жертвами террористов стали 32, 658 тыс. человек. Это в 9 раз больше, чем в начале ХХI века (в 2000 году от терроризма в мире погибли 3, 329 человек). Экономический ущерб от терроризма в 2014 г. достиг 52,9 млрд. долл. США.

Как ни прискорбно, основными очагами «гибридных войн» становятся исламские государства. Тем самым, «Дар уль-Ислам» (Земля ислама) из «Дар ус-Сульх» (Земля мирного существования) превращается в «Дар уль-Харб» (Земля войны). В частности, как подчеркивается в «Глобальном рейтинге терроризма»» (2014г.), высочайшая террористическая активность сконцентрирована в исламских государствах. В общей сложности в 5 исламских странах (Ирак, Нигерия, Афганистан, Пакистан, Сирия) погибли 78% всех человеческих жертв в 2014 году. Если сюда включить Йемен, Сомали, Ливия, Египет, Ливан и других исламских государств, то получится внушительная сумма. Напротив, на страны Евроатлантического ареала приходится менее 2% всех мировых террористических акций. За последнее 15 лет в Европе, за исключением России, произошло всего 4 теракта, которые унесли жизни более 10 тыс. человек. Тогда как, только в 2014 году жертвами террористов в мире стали 32,6 тыс. человек.

Таким образом, к сожалению, ударной силой «управляемого хаоса», расчищающий планетарную платформу для «нового мирового порядка», становится «Дар уль-Ислам». Точнее, его псевдоисламские силы, своими деяниями дискредитирующие и деградирующие исламскую цивилизацию. Именно с их помощью некий планетарный злой гений осуществляет чудовищную демонизации ислама, распространяет исламофобию и готовит апокалипсическое «столкновение цивилизации».

Толобек Абдракманов, доктор исторических наук, профессор

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*