УРОКИ ПЕРВОГО УЧИТЕЛЯ. НАШИ ДЕТИ — КАКОВЫ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Даем ли мы шанс нашим кыргызским детям развиваться соответственно возрасту, быть уверенными в своих силах, полюбить процесс познания окружающего мира? Не оставляем ли мы значительную часть их «за бортом»  интеллектуального взросления и образования?

Такой вопрос возник у меня после проведения 5-го по счету конкурса сельских учителей «ПЕРВЫЙ УЧИТЕЛЬ». С одной стороны, благодаря конкурсу и премии я узнала очаровательных людей – сельских учителей начальных классов. Участники конкурса – это активная часть педагогического сообщества. А с другой стороны, я многое узнала о сельской школе, об учителях, о родителях, о детях, об администраторах системы образования и о системе в целом, в том числе и о проблемах в ней. Некоторые проблемы лежат на поверхности,  но пока лично не столкнешься с ними, они как-то остаются на периферии сознания.

А проблемы эти серьезны, приоритетны, не побоюсь сказать, в масштабах страны. Для решения их  требуются немедленные действия и вовлеченность всего общества: и родителей, и профессионалов системы образования.

Выбор «не той школы» родителями, – каковы последствия?

Мне представляется аксиомой, что жителям страны следует знать государственный язык своей страны. В Кыргызстане это, разумеется, кыргызский язык. В то же время  образованному человеку, желающему жить полнокровной жизнью, иметь широкий кругозор и хорошее профессиональное образование, конечно, нужно знать и еще хотя бы один язык, а лучше два. Применительно к Кыргызстану, вторым использующимся языком и де-юре и де-факто уже является русский язык. Значительная часть населения является билингвами, владеющими кыргызским и русским как минимум на бытовом уровне.

Однако ни для кого не секрет, что заметная часть городского населения по-настоящему владеет только русским языком и не может полноценно общаться с другой частью жителей страны, которая слабо владеет русским языком. В то же время в сельской местности кыргызский язык в большинстве регионов является основным языком общения, в семейной обстановке люди говорят на родном кыргызском. Заметим, что сельские жители  составляют около двух третей населения страны, то есть большинство. Фактически преобладающая часть кыргызстанцев на бытовом уровне общается на кыргызском языке, а в официальной жизни  — на русском.

У части сельских жителей сформировалось убеждение в том, что если человек получил образование на кыргызском языке, то карьерный успех и материальное благополучие для него менее доступны, если не вообще закрыты.

Отчего такое мнение об образовании в кыргызскоязычном классе?

Во-первых, и в самом деле городские жители в среднем живут материально лучше сельских. Во всяком случае, такое складывается впечатление. Во-вторых, поток мигрантов направляется на заработки, прежде всего в Россию и потому  нуждается в хорошем знании русского языка. В-третьих, высшее образование только с недавнего времени стало доступным на кыргызском языке, да и то не по всем специальностям, например, этого нет в медицине. В-четвертых, возможно, некоторую роль играет существовавшая многие годы практика школьного преподавания русского языка, как основного или даже единственного окна в мир литературы и культуры. Спору нет, русские литература и искусство богаты, содержательны и являются неотъемлемой частью мировой культуры. Но это не означает, что они должны вытеснять и заменять родной язык и родную культуру. Дополнять – это другое дело.

Как бы то ни было, немалая часть родителей стремится отдать детей в русскоязычные классы. Стоит отметить, что во многих русскоязычных классах преподавание ведут учителя-кыргызы, то есть родители отдают предпочтение не учителям другой этнической принадлежности, а именно владению предметами на русском языке.

И тут возникает серьезная коллизия. Родители не учитывают, что дети не владеют русским языком в той степени, которая требуется для усвоения знаний по разным предметам. Многие даже считают, что дело учителя сделать так, чтобы ребенок и язык второй выучил и овладел навыками чтения, счета.  А ведь программа не рассчитана на это. В русскоязычной школе программа рассчитана на изучение русского, как родного, а не русского, как иностранного. Первоклассник не понимает русской речи, а ему надо освоить на этом языке чтение, письмо, счет и многое другое, — все фундаментально  важное для интеллектуального развития соответствующего его возрасту.

Каков результат поступления «не в ту школу»?

Школьник не получает полноценной основы знаний и навыков. Возникает отставание в развитии по сравнению со сверстниками. Во время занятий ученик силится понять, что ему объясняет  учитель, о чем идет речь. А время урока должно быть потрачено на освоение навыков беглого чтения, работы с текстами, понимания материала, умения задавать вопросы и отвечать на них, излагать основную мысль произведения, составлять собственный рассказ или пересказ, на изучение счета, сложения и вычитания, и так далее. Даже если сам учитель – билингв, и может теоретически объяснить ученику сложные моменты (что, видимо, на деле и имеет место нередко), это не спасает ситуацию, потому что урок «не резиновый», и ученик в классе не один.

Мало того, что в критическое с точки зрения умственного развития и обретения базовых знаний время ученик силится просто понять речь учителя. Важно и то, что непонимание предмета нередко приводит к потере интереса к учебе в целом, дискомфорту в школе, нежеланию учиться. Наряду с этим у детей может сформироваться неуверенность в собственных силах, заниженная самооценка. Такой итог обучения как раз противоположен тому, к чему стремятся родители, отдавая своих детей в русскоязычный класс.

Оставлю за скобками этой публикации формирование интереса и уважения к родному языку, изучение его богатства и тонкостей речи.

Итак, мы имеем поколение детей из кыргызскоязычных семей, среди которых немалое число заведомо обречено на пробел в образовании, отставание в развитии, потерю интереса к учебе и риск заниженной самооценки! Это ли не трагедия? Проблему надо решать и срочно.

Какие рецепты можно предложить?

Представляется совершенно очевидным, что нужно работать над усовершенствованием системы высшего образования и, в первую очередь, на кыргызском языке. Это очень большая и долгосрочная цель, можно сказать, гигантская, о которой следует писать и дискутировать отдельно. Здесь я лишь скажу, что она будет достигнута в будущем, только если ее поставить и взяться за нее прямо сейчас.

Какие действия необходимы в сегодняшней школе для решения проблемы? Как это ни парадоксально звучит, думаю рецепт таков: необходимо  серьезно и качественно поднять уровень преподавания русского языка в кыргызской школе. Поднять до такого уровня, чтобы родители знали – молодой человек, получивший образование в кыргызскоязычной школе, к моменту окончания будет свободно и грамотно владеть русским языком, сравнимо с выпускником русскоязычной школы – будет билингвом. Иначе говоря, создать такую ситуацию, при которой кыргызскоязычные семьи будут отдавать своих детей в кыргызскоязычный класс, не считая, что лишают детей какой-то перспективы.

Как этого добиться, — это вопрос к профессионалам системы образования. Мне представляется, что нужно увеличить количество часов русского языка в начальной школе, возможно не с первого класса, а со второго или третьего. Возможно, потребуется критически проанализировать программу обучения. Но, главное, наверное, это подготовить учителей. Возможно, частично резервом могут быть учителя русскоязычных классов. Кроме того, нужно срочно увеличить набор в ВУЗы на специальность учителей русского языка в кыргызской школе и уделить факультету максимум внимания государства. Все это, конечно, сработает при одновременном создании материальных стимулов для учителей русского языка в кыргызской школе (возможно, параллельно и для учителей кыргызского языка в кыргызско- и русскоязычной школе). Только тогда абитуриенты пойдут учиться в ВУЗ по соответствующей специальности. Стимулы — это не только повышение зарплаты данной группе учителей. Это еще и может быть помощь с приобретением жилья  и другие мотивационные программы. Главное, чтобы они были существенными и реальными.

Абсолютно очевидно, что даже если вдруг значительное повышение качества обучения русскому языку в кыргызскоязычном классе (или школе) произойдет по мановению волшебной палочки, за один день мнение родителей не поменяется. Однако быстрыми, серьезными продуманными и решительными мерами можно добиться этого в среднесрочной перспективе. Будет необходимо параллельно проводить разъяснительную работу с родителями о важности своевременного получения их детьми знаний, навыков и умений в соответствии с требованиями к выпускникам начальной школы.

Словом, необходимо приложить максимум усилий, чтобы повернуть поток в сторону кыргызскоязычной школы или класса, но не кавалерийским методом, а путем выравнивания уровня преподавания языков в школах, подготовки и привлечения квалифицированных учителей, разъяснительной работы с родителями. Все это вкупе с мерами по дальнейшему внедрению кыргызского языка в высшую школу.

Будем действовать?

Если читатели этой публикации не согласны с моими наблюдениями и выводами, я буду рада узнать аргументы, на которых основывается другая или даже противоположная точка зрения. Приглашаю к диалогу, к дискуссии, в том числе на страницах сайта Фонда. Тех же, кто согласен, призываю к тому, чтобы подумать и более основательно подготовить предложения для системы образования.

Главное, чего бы хотелось добиться на данный момент — это озвучить проблему, привлечь внимание и родителей, и учителей, и руководителей системы образования, и научной общественности, и руководства страны, поставить правильный диагноз, призвать к поиску путей решения и принятию действенных мер.

Асель Даниярова,

руководитель Фонда С.Даниярова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*